Ветеран угрозыска поделился воспоминаниями о службе

Ветеран угрозыска поделился воспоминаниями о службе

«Российская газета» продолжает серию публикаций, посвященных заслуженным работникам уголовного розыска Перми и Пермского края.

Ветеран угрозыска поделился воспоминаниями о службе

За 25 лет работы в органах внутренних дел Юрий Михайлов прошел путь от рядового следователя до начальника ОВД. Он не брал деньги от жуликов, хотя ему давали их мешками, и раскрывал убийства, которых официально не было.

Побег с Кавказа

В начале 80-х годов прошлого века в селе Барда задержали приезжего с Кавказа. Была за ним мелкая афера в сфере потребительской кооперации, но дело вдруг выросло до громадных размеров. Хищения, как выяснили оперативники, шли на десятки, если не сотни тысяч рублей. Ниточки вели в Ингушетию. Туда и отправили следственно-оперативную группу во главе со следователем УВД Пермской области Юрием Михайловым.

— Жили в Назрани, сейчас это столица, а тогда был унылый такой райцентр, — вспоминает он. — Гостиниц не было, остановились в каком-то засолочном пункте. Оружие и документы прятали под бочками.

Главный фигурант дела, как выяснилось, находился во всесоюзном розыске по статье 93 прим УК РСФСР, а там наказание вплоть до высшей меры. Он же спокойно жил в своем селе, милиция местная у него на свадьбе гуляла. Начали собирать улики, допрашивать свидетелей, изымать документы.

В один из дней вызвал Михайлов на допрос жену подозреваемого. Та пришла с переводчиком. Сидят, молчат, и вдруг женщина из-под подола платья достает мешок и ставит на стол.

— Здесь 90 тысяч, — говорит переводчик. — Закрывай дело и бери деньги себе. А твоим оперативникам отдельно еще дадут.

Михайлов обомлел. И подумал: возьму, сразу повяжут — взятка.

А таких денег во времена СССР на всю жизнь хватило бы. Не возьму — зарежут, да и все. Сказал, что надо подумать, вышел, тут же прыгнул в служебную машину — и в Назрань. Там забрал оперативника и с ним из Ингушетии буквально сбежали. Дело пришлось заканчивать уже без командировок, в Перми. Конечно, не все вменили жулику, но и того, что было, хватило для приговора.

Первое дело

В органы внутренних дел Юра Михайлов попал сразу после школы — в армии, куда был призван, служил в милицейском батальоне. А после службы поступил в университет на юрфак. Уже с четвертого курса, когда пошел на практику в Свердловский ОВД, начал вести дела. Первое — кража кошелька.

— Очень переживал, когда материалы в суд ушли, — вспоминает Михайлов. — Волновался: вдруг судья встанет на сторону жулика и решит, что тот на самом деле кошелек нашел. Но вора все-таки осудили.

Практика уже заканчивалась, когда одно дело застопорилось. Матерая воровка упорно молчала и на допросах поворачивалась спиной к следователям.

— У меня сессия скоро, а дело без движения, — говорит Юрий Николаевич. — Сидим в кабинете, я ее обнял и говорю на ушко: ну что молчишь, Вера, ведь такая ты красавица.

Она растаяла после этих слов и пошла на контакт. На сессию Михайлов успел.

После университета его направили в тот же Свердловский райотдел. Но проработал Юрий недолго — его перевели в областное следственное управление.

Дела там были всякие, в основном со многими эпизодами, межрегиональные. Интересным было дело о драгоценных металлах — жулики воровали серебро с завода и чеканили из него монеты времен Петра Первого. Попались на том, что качество денег оказалось гораздо выше, чем при императоре.

Промышляли и целые банды. Подозреваемыми проходили десятки человек. Конспирация, как у шпионов. Ставили на подоконники горшки с цветами, сигналы так подавали, продумывали пути подхода, отхода. Вещи краденые прятали в условных местах. Одна шайка из 15 преступников состояла. И незаконная рубка деревьев за ними, и разбойные нападения, и кражи из магазинов. Все это были большие сложные дела с мощной оперативной поддержкой.

Криминал высоких технологий

В 1981 году Михайлова взяли старшим следователем в УВД Перми. Здесь тоже пришлось непростые дела раскручивать.

— Расследовал первый случай хищения денежных средств с помощью компьютера, — вспоминает Юрий Михайлов. — Хитрую схему бухгалтер придумала: оформляла выплату алиментов на уволившихся работников. Деньги переводила на сберкнижку сестры. А вот компрометирующие документы забыла уничтожить. Всего 38 тысяч рублей присвоила.

Муж и жена Спирины никогда ничего не покупали — всегда только крали. У жены был огромный халат со множеством карманов, в нем она ходила по магазинам и неустанно эти карманы пополняла. Когда супругов задержали, женщина-следователь наотрез отказалась выносить постановление об аресте.

— Приходит ко мне и заявляет, что она сама мать двоих детей и не станет задерживать беременную Спирину, — говорит Михайлов. —

Я ей отвечаю, что как отец имею право задержать. На свободе супругов-воров оставлять никак нельзя было. И задержал их сам, и постановление вынес.

В 1984 году следователя Михайлова пригласили в партком городского УВД и сообщили, что он, как молодой коммунист, должен стать начальником следственного отдела Индустриального ОВД, где был полный завал с делами.

Отказываться Юрий Николаевич не стал и уже через год вывел порученное ему подразделение на первое место среди пермских следственных отделов.

Дела оперативные

Через два года в МВД началась очередная "кампания по улучшению работы" — следователей стали переводить в оперативники. Так Юрий Николаевич попал на должность заместителя начальника Мотовилихинского ОВД по оперативной работе.

— Думал, будет сложно, но оказалось наоборот, — вспоминает он. — Будучи следователем, я мог видеть перспективу любой оперативной разработки, понимал, что нужно сделать, чтобы дело ушло в суд. Работать оказалось очень интересно.

Дел было много, Юрий Николаевич помнит их почти все. Бывали и уникальные ситуации. Как, например, с убийством шестерых человек в поселке Костарево. Между двумя тамошними авторитетами разгорелся конфликт. Один из них, молодой еще человек, не придумал ничего лучше убийства. В тот день его недруг с семьей отдыхал. Когда все здорово напились, уже ночью, преступник подпер дверь поленом и вместе с приятелем поджег дом. Потом они еще сидели с ружьем в засаде и ждали, когда из окон начнут выпрыгивать люди. Но все задохнулись в дыму. Уголовное дело возбуждать не стали. Пожарные сделали вывод, что причина случившегося — неосторожное обращение с огнем. В общем, погибшие сами виноваты.

— Однако оперативник Саша Вишняков почуял неладное, и мы с ним полтора года копали, — вспоминает Михайлов. — И ведь собрали доказательства. Пришли с ними к прокурору, а тот обомлел. Он же утвердил отказной материал по факту пожара! А тут убийство сразу шестерых. Но дело все равно возбудили и направили в суд, а тот вынес обвинительный приговор.

Был и случай разбоя, когда бандит убил кассира, чтобы завладеть деньгами — зарплатой целого завода. Злоумышленник тщательно готовился, собрал нужные сведения, приехал к предприятию, переоделся в яркую одежду, чтобы отвлечь внимание. Однако похитить деньги ему не удалось. После неудачного разбоя преступник бросился бежать, и догнать его смог только мотоциклист. Боксер, он лихо подскочил к разбойнику, но получил такой удар, что потерял сознание. Позже выяснилось, что преступник служил в десантных войсках.

Поймали его с помощью фоторобота. Портреты подозреваемого развесили по всей Перми, и его опознала соседка. Взяли преступника спокойно, без эксцессов.

На пенсии

Сейчас Юрий Николаевич Михайлов на пенсии, возится в огороде, ездит на охоту и рыбалку. Сын пошел по его стопам, был следователем, потом сотрудником уголовного розыска. Только Юрий Михайлов после службы работал в краевой администрации на должности заместителя министра общественной безопасности, сын же, выйдя на пенсию, подался в адвокаты.

А вот внука романтика уголовного кодекса не привлекла — он поступил в политех, на горный факультет. Окончил свою службу Юрий Николаевич в 2004 году на должности начальника Индустриального ОВД. Работал бы и дальше, но здоровье подводить стало.