Ростислав Ищенко: Турки в Рожаве

Турция начала наступление на позиции курдов в Рожаве. Можно не сомневаться в том, что Эрдоган как минимум добьётся создания зоны безопасности, достаточной для того, чтобы прекратить обстрелы турецких городов и диверсионные рейды курдских отрядов на турецкую территорию (15-30 километров)

Ростислав Ищенко: Турки в Рожаве

Таким образом Эрдоган, как максимум, на паях с Асадом полностью покончит с курдской независимой территорией.

Нынешнее положение вещей стало возможным в результате решения Трампа полностью вывести американские войска из Сирии. Против этого решения ещё сражаются демократы в Конгрессе и генералы в Пентагоне, но стратегически они уже ничего не могут изменить. Даже, если предположить, что им удастся продавить Трампа, не начнут же американские войска операцию по очистке Северной Сирии от турок. Это война против союзника по НАТО, причём без шансов на победу. Если же американцы, отступив, просто закрепятся на новых позициях, то это будет для них хуже, чем если бы они ушли полностью (ничего нельзя делать наполовину). Турки получат опыт успешного давления на США и продолжат такое давление, курды получат опыт американского предательства, утратят безоговорочную веру в США и начнут тихие сепаратные переговоры за спиной янки. При этом все издержки от бесперспективного присутствия войск останутся.

К тому же Трамп начал вывод войск только после того, как в результате своего успешного наступление на позиции демократических леволиберальных глобалистов, и республиканских правоконсервативных «ястребов», получил относительную свободу рук. Для Трампа реализация его внешнеполитической концепции (хоть бы и в последний год первого президентского срока) является важнейшим элементом избирательной кампании. Так что он постарается отстоять своё решение. А к Новому году (если не раньше) передумывать для США уже будет окончательно поздно.

Казалось бы, всё очевидно, США отступают, наступающие турки остро нуждаются в российской поддержке и потому будут согласовывать свои действия с Москвой, следовательно, позиции России на Ближнем Востоке, и без того уже доминирующие, дополнительно укрепляются, авторитет Москвы растёт. Это всё верно. Но есть не такие очевидные, зато долгосрочные факторы, которые несомненно учитываются Трампом, и которые могут существенно повлиять на общую расстановку сил на Ближнем Востоке, причём не в нашу пользу.

До сих пор именно американское присутствие в регионе, при том, что американские интересы противоречили как турецким, так и иранским, вело к ослаблению позиций США и к усилению позиций России, опиравшейся на двух мощных союзников. В результате Россия ресурсы экономила, а США, которые кроме курдов пытались задействовать в своих интересах Саудовскую Аравию и Израиль, ресурсы расходовали с нарастающей скоростью. Эр-Рияд проиграл все военные и политические кампании, начатые им и, без американской поддержки рискует погрузиться в кризис, из которого уже не вынырнет (чего США допустить не могут). Тель-Авив не имеет достаточной свободы рук, когда за спиной сирийцев стоят российские войска, а Сирия, Турция и Иран прикрыты от израильской авиации комплексами ПВО С-300 и С-400, являющимися уже собственностью соответствующих стран.

Это значит, что если самолёты ВВС Израиля начнут падать, то конфликт у Тель-Авива будет не с Россией, а с соседями. Сокращение военных возможностей Израиля и увеличение таковых у враждебно к нему настроенных Турции, Сирии и Ирана ставит еврейское государство в самую сложную позицию со времён войны 1947-1949 года. Израиль больше не имеет ни технического, ни морального, ни организационного превосходства перед своими потенциальными противниками, располагающими кадрами, обстрелянными в ходе длительного и тяжёлого конфликта и армиями, которые почувствовали вкус побед. Утратил Тель-Авив и свой последний аргумент — господство в воздухе.

После ухода США из Сирии, как Израиль, так и Саудовская Аравия оказываются лицом к лицу с сильными противниками, серьёзно обиженными на них за проводившуюся в течение последних 10 лет политику и желающими отомстить. Единственная надежда Тель-Авива и Эр-Рияда — российское посредничество. Они уже зондировали по этому поводу почву в Москве, но оказались пока не готовы к достаточным уступкам. Тем не менее, Россия очевидно не заинтересована ни в военном разгроме ни даже (в лучшем случае) политической маргинализации Израиля и Саудовской Аравии. Российские позиции в регионе могут удерживаться без неподъёмных ресурсных затрат только в условиях сохранения баланса сил основных региональных игроков. Иранское или турецкое, или даже общее ирано-турецкое доминирование на Ближнем Востоке ведёт к росту противоречий с Москвой и их постепенной переориентации на вытеснение России из региона или её ослабление за счёт привлечение в регион других центров глобальной силы.

Но посредничество между столь разными и враждебными в отношении друг друга странами, как Израиль, Сирия, Турция, Иран и Саудовская Аравия, да ещё и с учётом восточного менталитета, тоже дело неблагодарное. Американцы сожгли свой авторитет, пытаясь продвигать на Ближнем Востоке различные мирные планы. Авторитет России в регионе сегодня как никогда высок, но на примере тех же США и СССР мы знаем, как быстро рассыпаются в песок целые Гималаи авторитета.

Собственно, вынужденно уходя из Сирии, США и рассчитывают на то, что, потеряв общего врага, бывшие союзники быстро разругаются друг с другом, в силу обострения реально существующих противоречий, и отсутствия необходимости сплачиваться против общей угрозы. До сих пор российская политика всегда была достаточно гибкой и компромиссной для того, чтобы достойно выходить из самых сложных ситуаций. Но, во-первых, это не значит, что так будет всегда, а во-вторых, Восток — дело тонкое, а Ближний Восток тоньше на порядок.

Кстати, аналогичным образом Трамп пытается поступить и на Украине. Вместо того чтобы, как демократы, упорствовать в однозначно проигранной ситуации, он пытается перебросить проблемы Киева на Евросоюз, сохраняя возможность для вмешательства в любой момент. Тем самым, если раньше украинский кризис обострял противоречия между ЕС и США, с исчезновением Вашингтона, как раздражающего фактора, он должен обострять противоречия между ЕС и Россией. А таких противоречий много. Даже по «Северному потоку — 2» у ЕС нет единой позиции.

Что же касается разрешения украинского кризиса в целом, то ЕС желал бы сохранить контроль над украинской политикой (поступившись в пользу России частью территорий Украины, но не признав законность их отторжения), при том, что содержание остатков украинской государственности (органически неспособной выживать за свой счёт) должно было бы лечь на плечи России. Понятно, что Москву такой вариант не устраивает, она согласна на ровно противоположное, чтобы существование остатков оплачивал ЕС, а доминировала в них политически Россия. Вот уже и повод для конфликта.

В общем, уходя с самых разных площадок под лозунгом «поладить с Россией» Трамп действительно снимает большую часть формальных причин для конфронтации Вашингтона и Москвы. Но зато он, убирая с этих площадок США, как элемент, против которого дружили все, создаёт условия для развала непрочных союзов, на основании органически им присущих естественных противоречий.

Получится ли у него — второй вопрос. Повторяю, что российская дипломатия в последние десятилетия показала себя достаточно искусной (на уровне классических образцов XIX века, а возможно и выше), но и вызов сейчас перед ней стоит нетривиальный. Я даже в принципе не могу сейчас определить, решаем ли заданный комплекс задач «за доской», в режиме реального ограниченного времени, при наличии многих неизвестных.

Так что наступление турок, знаменующее уход США, — безусловное свидетельство нашей стратегической победы, но до конца войны ещё далеко, а враг силён, опытен и коварен.