Ростислав Ищенко: Опасные связи

Одесса — в начале ХХ века крупнейший город Юга России, третий по величине (после двух столиц — Москвы и Санкт Петербурга) город империи. Ещё Одессу называли Южной Пальмирой, сравнивая с Пальмирой Северной — Санкт-Петербургом. Казалось бы, кому, как не Одессе, претендовать на статус столицы Украины (УССР)

Ростислав Ищенко: Опасные связи

По сравнению с ней Киев того времени (столица УНР и гетмана) был заштатной провинцией, да и Харьков (столица Советской Украины) сильно уступал. Тем не менее, Одессу никто никогда (ни тогда, ни сейчас) не рассматривал в качестве возможного центра не только Украины — даже Новороссии. Губернский город — пожалуйста, областной центр — нет проблем. Но не более того. Ни гордый Дюк, сторожащий Потёмкинскую лестницу, ни знаменитый оперный театр, ни сохранившиеся, как нигде на Украине, кварталы регулярной застройки рубежа XIX-ХХ веков не помогли.

И одесская элита никогда не претендовала на первенство на Украине. Днепропетровская, донецкая, харьковская, даже киевская и львовская претендовали, а одесская никогда не заикалась. Почему? И почему это никому не кажется странным?

Ответ прост, и находится он на одесском Привозе. Давно смыли волны времени мадам Стороженко, с её «бычки! камбала!», теперь половина Привоза — ширпотреб из Китая. Но общественные отношения остались неизменными. Одесса была и осталась городом весёлых рыбаков, грузчиков, возчиков, контрабандистов и бандитов, причём определить, где кончаются люди мирных профессий и начинаются бандиты, сейчас так же трудно, как и сто лет назад, и гораздо труднее, чем понять, где кончается Беня Крик и начинается полиция.

Приблатнённый город рисковых парней не может быть столицей, а его контрабандистская элита не может играть в государстве первые роли — только быть на подхвате у старших товарищей, выделяя им долю за «крышу» и ревниво оберегая свой бизнес (и свою территорию) от их посягательств. Об этом мало кто задумывается, но это настолько очевидно, что воспринимается на подсознательном уровне. В том числе и самими одесситами, отнюдь не комплексующими из-за отсутствия столичного статуса и шансов его обретения, а получающих удовольствие от колоритной жизни в условиях полумалины, полуборделя, полутеатра, полушапито.

Даже в нынешние непростые времена, когда полумалиной, полуборделем, полуцирком стала вся Украина и Одесса в качестве столицы точно отражала бы и состояние страны, и формат нынешней правящей команды, и образ жизни и мыслей нынешнего хозяина Украины — Игоря Валерьевича Коломойского, сумевшего сделать то, что и не снилось Мишке Япончику — превратить в открыто действующий бандитский притон одну из крупнейших европейских стран, даже сейчас представление об Одессе как о колоритном, но чуждом Украине придатке не выветрилось из сознания ни украинских элит, ни самих одесситов, не мечтающих для своего города ни о чём большем, чем статус порто-франко.

Но всё это — лирическое отступление. Поговорить же мы хотели об актуальной ситуации в США.

При чём здесь Одесса и Украина в целом? При том, что Соединённые Штаты в который раз подтвердили правило, коротко выраженное народной пословицей «с кем поведёшься, от того и наберёшься».

Десятилетиями Вашингтон пестовал нарастающую «привозность» украинских элит. Американцы заботливо находили, поддерживали и развивали ростки коррупции, контрабанды и бандитизма, в результате вылившиеся в создание фееричной фарсовой системы, которая даже гражданскую войну ведёт и государство уничтожает в стиле дешёвого балагана — с шутками, прибаутками и похабными частушками. Но практика и опыт всей истории человечества убедительно свидетельствуют — нельзя покровительствовать коррупции и быть свободным от коррупции, нельзя проектировать и создавать балаган у других и избежать возникновения балагана у себя.

Программы поддержки альтернативно одарённых «экологов», «зоозащитников», трансгендеров и прочих меньшинств изначально использовались американской элитой для разложения обществ в своих протекторатах. Однако, в конечном итоге, больше всего от них пострадали западные общества и, в первую голову, американское. Дело в том, что проповедники и миссионеры толерантности сами должны быть людьми убеждёнными в праведности и высоком предназначении собственной миссии, иначе они не смогут убедить аборигенов. Однако эти убеждённые миссионеры возвращаются на родину и продолжают нести «слово правды» в массы. А это — раскрученные лидеры мнений, чьи откровения пресса приучена воспринимать, как истину в последней инстанции. В соответствующем духе они воспитывают и своих детей. На них ориентируется и часть элиты, та, что наиболее заметна обществу и служит для него примером (деятели культуры, поп-идолы, общественные деятели, журналисты). Ну и наконец, чтобы объяснять недалёким аборигенам, как хорошо иметь премьер-министром гомосексуалиста и сексуально просвещать малолеток в духе толерантности к девиациям надо предварительно всё это завести у себя, в качестве примера для подражания.

То же и в политике. Если десятилетиями поддерживать бои без правил у других и даже разрушить действовавшую систему международного права, чтобы освободить пространство для реализации права сильного, то рано или поздно эта же ржавчина поразит и разъест вашу собственную систему.

Сегодня мы можем с удовлетворением констатировать, что американская политическая система, ещё недавно идеально отлаженная, выродилась в украинский бандитский балаган. Не случайно именно Украина и её клоун-президент стали символом и спусковым крючком политического скандала, который не просто будет сотрясать американское общество до самых президентских выборов (а возможно и после их окончания), но уже сейчас эффективно разрушает американскую политическую систему, упрощая её до уровня группировки Коломойского/Зеленского и стремясь в перспективе низвести до уровня банды Мишки Япончика.

Мишка Япончик, став королём бандитов Одессы, создал систему власти, которая по уровню организации и масштабам далеко уступает системе власти, созданной Коломойским. Но и эта, последняя, и близко не валялась с системой власти самого плохонького регулярного государства. Так вот, система власти в США ещё недавно была одной из наиболее продуманных, устойчивых, самоподдерживающихся и самовоспроизводящихся во всём мире, а сейчас она ускоренно деградирует, проскакивая один этап упрощения за другим и стремясь к уровню банды Япончика.

Банда — простейший уровень организации власти. Ниже уже только хаос. Банда не может обеспечить подъём или хотя бы стабилизацию. Банда обеспечивает только организованное сползание в полную анархию. В этом отношении траектория движения американской власти в последние годы вызывает сильнейшее беспокойство. Хаос в стране, набитой под завязку оружием, в том числе ядерным, не лучший подарок человечеству.

Формально конфликт демократов и Трампа мало чем отличается от традиционных методов ведения американкой избирательной кампании. Кандидаты всегда обвиняли друг друга во всех смертных грехах, вытаскивали на люди всё грязное бельё оппонента, а по окончании кампании, победитель и побеждённый пожимали друг другу руки и начинали эффективно сотрудничать в рамках американской политической системы (не забывая копить на оппонента компромат следующим выборам). Если у проигравшей стороны получалось сбить президента с помощью импичмента, она этим с удовольствием пользовалась. Но процедуру практически никогда не удавалось довести до конца. Всего три президента за историю США подвергались процедуре импичмента. Эндрю Джонсон и Билл Клинтон были оправданы сенатом, Ричард Никсон ушёл в отставку не дожидаясь голосования в сенате. Во всех случаях обвинения были обоснованные и доказанные.

Теперь взглянем на американскую политическую борьбу последних трёх лет. Для начала демократы, ещё на стадии избирательной кампании, применяли против Трампа майданные технологии, чем, кстати, опровергли утверждение, что Майдан в США невозможен, поскольку там нет американского посольства. Оказалось — возможен.
Трамп демонизировался демократической прессой, утверждавшей, что он просто не может выиграть выборы. Ровно так же подконтрольные американским демократам и их местным клевретам украинские СМИ утверждали, что Янукович не может выиграть выборы 2004 года, а если будет объявлен победителем, то это фальсификация. И надо же! Как только Трамп выиграл выборы, демократы тут же заявили, что это фальсификация при помощи России, и попытались устроить Майдан. Затем два года ему пытались организовать импичмент, при помощи расследования спецпрокурора Мюллера относительно «российского вмешательства в выборы».

Сейчас демократы опять возбудились. Проиграв первый раунд информационной борьбы, вновь привязанной к теме импичмента по случаю якобы давления Трампа на украинскую власть для получения преимущества перед соперником на будущих выборах (Байденом), они, не останавливаясь, стали наращивать давление. Обратим внимание, что уже их первый ход — требование публикации стенограммы конфиденциальных телефонных переговоров Трампа с Зеленским — серьёзно ударил по международному имиджу США. Такие вещи не могут становиться заложниками внутриполитических игр. А если становятся, значит политическая система соответствующей страны пошла вразнос и разные её части утратили согласованность действий.

Сейчас демократы требуют публикации всех переговоров и документов адвоката Рудольфа Джулиани, связанных с разговором Трампа и Зеленского. Они вряд ли надеются найти там что-то для обвинения Трампа. Так же как и в случае с требованием публикации стенограммы телефонного разговора двух президентов, они рассчитывают на отказ. В первом случае демократы сознательно шли на нарушение устоявшейся практики международных отношений, в соответствии с которой содержание подобных бесед не может становиться известным вне пределов, согласованных сторонами коммюнике. Во втором случае они требуют нарушения тайны деятельности адвоката.

Это не шутки. Публикация беседы с Зеленским была лишь дополнительным штрихом к давно ставшему правилом нарушению Вашингтоном любых правил и норм международного общения. Американцам на это наплевать. Но атака на Джулиани наносит удар по основе американской политической и общественной системы — по адвокатуре, как части состязательной судебной системы. На последнюю же замкнута устойчивость политической системы США. Решения суда не могут быть оспорены (кроме как в предусмотренном законом порядке), а права участников процесса не могут быть нарушены. Демократы, не отдавая себе отчёта в запале борьбы, наносят удар не по Трампу и не по Джулиани — по американской адвокатуре, а значит по судебной системе в целом. Если же камень судебной системы вынуть из здания американской государственности, оно начнёт рассыпаться даже быстрее, чем рассыпался СССР после отмены шестой статьи его Конституции, закреплявшей «руководящую и направляющую роль КПСС».

Но стороны на этом не останавливаются. Демократы уже требуют (пока, правда, не очень уверенно) опубликовать стенограммы разговоров Трампа с Путиным. В ответ сенаторы-республиканцы, направили генпрокурору США запрос с требованием расследовать связи с Украиной Джо Байдена и Хиллари Клинтон, с точки зрения их влияния на выборы в 2016 году, и требуют опубликовать стенограммы бесед Байдена и Порошенко.

Слухи, плёнки, «секретные протоколы», стенограммы официальных бесед — всё становится источником поиска компромата друг на друга, без оглядки на интересы США. После нынешней истерики иностранные лидеры ещё долго не будут откровенно обсуждать со своими американскими коллегами по телефону (да и в прямом общении) сложные и скользкие вопросы. С американцами будут говорить уклончиво, на двусмысленном «птичьем» дипломатическом языке, понимая, что содержание самой конфиденциальной беседы может в любой момент стать предметом внутриамериканской политической борьбы. А это (отсутствие искренности и взаимного доверия) затруднит достижение компромисса и приход к согласию.

Есть и ещё один момент. Стороны зашли уже достаточно далеко для того, чтобы по итогам выборов лидеры и ряд членов любой проигравшей команды получили немалый срок заключения. 7 лет, полученные Манафортом по итогам сделки с обвинением, и создание демократами атмосферы, в которой Трамп не может его помиловать, обеспечили соответствующий прецедент. Обвинения в адрес Байдена и Клинтон куда существеннее, чем обвинения в адрес Манафорта. Тем более, что в Киеве Манафорт работал в интересах США, возглавляемых в тот момент демократической администрацией Обамы-Клинтон. Если можно было посадить Манафорта, то можно посадить каждого. Он из того же круга, что и Клинтон, Трамп, Байден.

С подачи демократов внутриполитическая борьба в США стала борьбой без правил. Результаты собственных выборов не признаются, в качестве «доказательств», годных для тюремного заключения принимаются домыслы прессы и «свидетельства» зависимых от демократов политиков из американских протекторатов. Требования нарушить собственный закон или сложившуюся международную практику и опубликовать не подлежащие публикации сведения потому, что кому-то просто показалось, что там может быть нечто неправильное охватывают всё более широкий круг лиц и документов. Ещё немного, и борющиеся стороны потребуют друг у друга опубликовать все секретные документы США, мало ли что в них можно найти.

Любая система действует в соответствии с заданным алгоритмом. Если алгоритм нарушен, она зависает. Двухлетняя блокировка демократами внешнеполитической активности Трампа нанесла США непоправимый не только имиджевый, но и вполне конкретный политический и экономический урон. Это, однако, было только начало. Теперь государственной системе США предложено работать в условиях, когда не действует ни одно из заложенных в неё правил. Бывшее вчера чёрным сегодня может оказаться белым (и наоборот). Точки опоры утеряны, принять системно правильное решение невозможно, можно принять только конъюнктурно соответствующее моменту.

Именно так живёт банда, где атаман, которому вчера поклонялись как полубогу, после первой же неудачи может быть растерзан своими подельниками или выдан ими властям в качестве выкупа за собственные головы. Именно так, без правил, всегда действовали украинские политики, которых никогда не интересовало, что написано в законах страны и заключённых ею международных соглашениях. Фраза «нам это не выгодно выполнять» всегда считалась в Киеве достаточным обоснованием для нарушения любого обязательства.

Демократы в США уже три года назад скатились на этот уровень. Теперь они навязывают соответствующий алгоритм борьбы Трампу и его сторонникам. Это основной принцип гражданской войны: играющий по правилам проигрывает играющему без правил. Не случайно уже в конце 2016-2017-го американские наблюдатели сравнивали ситуацию у себя в стране с ситуацией накануне гражданской войны 1861-1865 годов. Многие даже опасались перехода противостояния в горячую фазу.

Не знаю, но мне начинает казаться, что лучше бы они тогда немного друг в друга постреляли и, выяснив до конца отношения, сохранили систему власти, радикально устранив конкурентов. То, что мы видим сегодня, — ликвидация системы власти совместными усилиями сторон, ведущих холодную гражданскую войну. Как свидетельствует актуальный пример Украины, а до неё многих других стран, развал системы власти (практически тождественный развалу государства) страшнее, чем горячая фаза гражданской войны (особенно если последняя относительно короткая и не охватывает всю территорию страны). И ведь надо иметь в виду, что, несмотря на катастрофическое состояние американской системы власти, в США всё ещё только начинается. Борьба без правил, внутренняя война на уничтожение, в которой все средства хороши, только разгорается. Накал противостояния будет нарастать ещё больше года (до выборов, а возможно и после них). Что за это время ещё учудят стороны внутриамериканского конфликта, никому не известно, но они ещё не раз сумеют нас удивить.

Сто пятьдесят лет назад в ходе гражданской войны янки и дикси убивали друг друга с тем же остервенением, с которым до этого совместно уничтожали индейцев. История замкнула круг. Сейчас трамписты и либералы-глобалисты также не видят друг в друге людей, как совсем недавно они вместе не видели людей в населении подчинённых США стран. Если можно было навязать игру без правил Украине, Ливии, Ираку, Афганистану, а потом убивать там людей (которые для американцев не люди) где десятками тысяч, а где и миллионами, то сейчас внутренние враги в США становятся такой же жертвой расчеловечивания, с соответствующими последствиями.

Можно радоваться тому, что американцы получают то, что готовили другим, а можно подумать о том, что не жалеющие своей страны вряд ли будут рефлексировать по поводу чужих, а оружия в США ой как много. И ужаснуться коллективной безответственности, выродившейся в одесский Привоз американской элиты.