Последний кунгас: Раскрыта тайна гибели мирного судна в Арктике 75 лет назад

Последний кунгас: Раскрыта тайна гибели мирного судна в Арктике 75 лет назад

В конце августа 1944 года к острову Белый в Карском море прибило полузатопленную деревянную лодку — кунгас. В нем находилось 20 тел. Все крайне истощены и полураздеты. По воспоминаниям очевидцев, на их лицах застыло мучительное ожидание хоть какого-то конца — спасения или смерти. Эти люди были последними из тех, кто пытался выжить в открытом бушующем море после гибели парохода «Марина Раскова» и двух прикрывавших его тральщиков. Из 752 человек тогда погибло 378. Среди них — 136 женщин и детей, практически все, кто находился на судне. Море стало их последним пристанищем, пучина пощадила тела только двадцати…

Последний кунгас: Раскрыта тайна гибели мирного судна в Арктике 75 лет назад

Трупы находившихся в кунгасе людей метеорологи местной станции похоронили здесь же на острове в братской могиле. Следы ее с годами размыло морскими волнами, разметало и сравняло ветром. И только четыре года назад ребята-волонтеры, занимавшиеся расчисткой острова от хлама, скопившегося здесь с советских времен, нашли захоронение. Началось следствие…

В лапах «волчьей стаи»

Пароход «Марина Раскова» — огромное судно, спущенное на воду в Америке еще в 1919-м году. Махина в 120 метров в длину, мощностью 2500 лошадиных сил, способная принимать на борт 11 тысяч тонн груза. По тогдашним советским меркам — почти «Титаник». В 1943 году американцы передали его нашему флоту. В США судно называлось «Айронклайд», в СССР корабль переименовали в «Марину Раскову» в честь легендарной боевой летчицы времен Великой Отечественной.

8 августа 1944 года судно с 55 членами экипажа, взяв на борт 354 пассажира и 6600 тонн грузов, отправилось из Молотовска (Северодвинск) по направлению к Диксону. Цели у «Марины Расковой» были сугубо мирными. Доставить на полярные станции рабочих-сменщиков и их семьи, завезти в далекие северные поселки  продовольствие, топливо и материалы. Пароход прикрывали три тральщика Т-114, 116 и 118.

Одно судно шло впереди «Марины Расковой», два других по бокам. Все они были оснащены гидроакустическим оборудованием, противолодочным вооружением, и экипаж был уверен: окажись в зоне их действия немецкая подводная лодка, аппаратура уловила бы ее. К тому же тогда считалось, что немецкий подводный флот еще не дошел до северных морей…

Увы, в Карском море уже орудовала «волчья стая», — шесть подводных лодок фашистской группы «Грейф». Одна из них выслеживала добычу — «Марину Раскову» и сопровождавшие суда. Ко всему, наша гидроакустика на тот момент могла ощутить опасность на расстоянии 12 кабельтовых (одна десятая морской мили), а немцы запускали свои торпеды с расстояния 25-30 кабельтовых. Самонаводящаяся акустическая торпеда шла к судну, и взрывалась прямо под ним под воздействием магнитного поля корабля, даже не соприкоснувшись с бортом. Увы, о новейшем вооружении немцев на тот момент на «Марине Расковой» не знали.

Утром 12 августа 1944 года судно содрогнулось всем телом, пароход накрыло волной холодной воды. Экипаж думал, что попали на минное поле. Но это была не мина — немецкая торпеда пробила правый борт. Вода начала быстро заполнять машинное отделение. Через несколько минут был торпедирован и флагманский тральщик Т-118. Он стал стремительно уходить под воду. Решено было всех пассажиров и членов экипажа пересадить на Т-114. На воду спустили шлюпки, кунгасы, катера.

Первых спасали женщин и детей. Капитан до последнего оставался на тонущей «Марине Расковой».

Больше 200 человек с судна и подбитого флагманского тральщика, включая 136 женщин и детей, погрузили на «114-й». Но не прошло и нескольких минут, как прогремел новый взрыв, тральщик пошел ко дну вместе со всеми, кто, казалось, нашел на нем спасение. Капитан оставшегося судна Т-116 принял решение уходить из опасной зоны, спасти оставшихся людей — 186 пассажиров и членов экипажа. В открытом море, в лодках, кунгасах и шлюпках оставалось еще 150 человек…

Что показало расследование

Люди были в насквозь мокрой одежде, почти без запасов воды и продовольствия. Как только стало известно о том, что «Марина Раскова» затонул, людей в течение двух недель пытались спасти силами авиации на небольших гидросамолетах. Сделать это было не просто, мешал сильный ветер, и операция то и дело прерывалась. Большинство людей в результате погибли. В открытом море не удалось обнаружить даже их следов. За исключением 20 тел в небольшом кунгасе, который прибило к острову Белый.

В 2015 году произошла эксгумация останков, было начато расследование. До этого почти 60 лет все обстоятельства этой самой большой трагедии в Арктике времен Великой Отечественной оставались засекреченными. В братской могиле среди останков людей были найдены и очень плохо сохранившиеся частички принадлежащих им документов. Все, что удалось обнаружить, передали в Экспертно-криминалистический центр ГУ МВД России по Свердловской области. Там рассказали «РГ» о его результатах.

— Очень благодарен ребятам-следователям, работавшим при эксгумации, они бережно развернули, просушили и упаковали в отдельные пакеты остатки всех ветхих писем, записных книжек, документов, — рассказывает эксперт криминалистического центра Дмитрий Коковин, несколько месяцев исследовавший материал из могилы на острове Белый. — Это очень важно для конечного результата, особенно в работе с бумагами, пролежавшими в земле 75 лет.

Последний кунгас: Раскрыта тайна гибели мирного судна в Арктике 75 лет назад

Предоставлено Экспертно-криминалистическим центром ГУ МВД России по Свердловской области

Все что сохранилось — это совсем небольшие клочки бумаги, с размытым, почти нечитаемым текстом. Чернила потеряли свои свойства и почти не видны. Исследуя текст на специальном аппарате, позволяющем рассматривать его под разными углами освещения, при различном спектре световых волн, криминалисты все-таки выяснили, кому точно принадлежит один из документов.

— Нам удалось доказать, что один из них — временное удостоверение Терещука Кузьмы Яковлевича, выданное ему Судоверфью Главсевморпути, — говорит Дмитрий Коковин. — Кроме того, мы сложили по частям фрагмент «Книжки красноармейца», но кому она принадлежит, определить, к сожалению, уже невозможно. При этом на ней частично был выявлен домашний адрес, очевидно жены или родителей этого красноармейца — «Ровенская обл. Рокитновский район».

Криминалисты обнаружили, что некоторые фрагменты раньше были частью одной записной книжки,  на листах которой было обнаружено название затонувшего судна — «Марина Раскова» и фрагменты адресатов полевой почты «Дубранова Валя…Курская об. Кореневский район село Шептуховка…к/…имени «1-го» Мая….Щ?киной Анне ….новне», «…06810…Н. Л. 48818 Белкину А. А.».

Остальные частицы ветхих бумаг сложить в целое и определить хотя бы некоторые фразы из написанного на них, уже невозможно. Читаются лишь отдельные слова.

Но и то, что удалось выяснить, криминалисты считают большой удачей. Это еще один шаг к тому, чтобы выяснить личности находившихся на том последнем кунгасе, оставшемся от «Марины Расковой».

— Терещук Кузьма Яковлевич сегодня в списках значится как пропавший без вести, — говорит Дмитрий Коковин. — И возможно, кто-то из его потомков прочитает эту статью и узнает, как он погиб. Знаете, все это время, когда длилось исследование документов, перед глазами проносились картины этой трагедии. Какой ужас испытали люди, как стойко они держались. До конца…

Сегодня на острове Белый открыт мемориальный комплекс в память о трагедии 12 августа 1944 года. И все суда, проходящие в 60 милях от острова, там, где затонул пароход «Марина Раскова» и сегодня приспускают флаги и подают длинный гудок.