Михаил Хазин: «Золотой век» Екатерины, или Проблемы догоняющей модернизации

Одна из концепций, которая оправдывает сложившееся состояние дел в нашей стране — это концепция «золотого века» Екатерины. Мол, и тогда народ жил бедно, дворяне и чиновники воровали, а страна развивалась и расширялась! А потому, не нужно ничего и никого трогать, всё будет хорошо!

Михаил Хазин: «Золотой век» Екатерины, или Проблемы догоняющей модернизации

Концепция красивая и очень убедительная для тех, кто к барскому столу припал (ну и немножко компенсирует общим величием страны обиду тех, кто к этому столу не допущен). Тем не менее она не работает и я сейчас попытаюсь объяснить, почему.

А заодно, попробую дать некую картину будущего, которое ждёт тех, кто пытается эту модель реализовать на практике.

Ключевая проблема России с середины XVI века — проблема догоняющей модернизации. Капитализм отличается от феодализма тем, что модернизация является имманентной (то есть неотчуждаемой) частью его хозяйственного механизма (стоимость будущих инноваций уже включена в себестоимость производства) и по этой причине феодальное общество на равных с капиталистическим долго соревноваться не может. Но если ресурс есть — то какое-то время – это возможно.

Вот так и Россия. За счёт качества населения и природных ресурсов мы сопротивляемся, но, в конце концов, начинаем проигрывать. Далее, делается попытка догоняющей модернизации и, после её успеха, некий «золотой век», после которого проблемы начинаются снова. И если мы посмотрим на историю нашей страны (напомню, после XVI века, когда появился капитализм), то мы увидим последовательность таких догоняющих модернизаций, как провальных, так и успешных. Причём что характерно, причина провала всегда была одна и та же.

Первую модернизацию начал Иван Грозный. Аккурат в середине XVI века. Он видел отставание, но тогдашняя олигархия, которую условно можно назвать «рюриковичи», отчаянно сопротивлялась. Из-за естественного желания сохранить независимость, и из-за абсолютной неготовности к самостоятельным действиям вкупе с категорическим отказом уйти с должностных и распорядительных позиций.

{shortArticle:73135:Национализм и социализм в перспективе освободительного движения в России}

Повторять историю его действий я не буду, но сам Грозный проиграл, хотя его программу чуть не завершил Борис Годунов, возможно, самый выдающийся в истории правитель во главе нашего государства. Годунову не повезло, климатическую катастрофу он предотвратить не мог ни при каких условиях, но отсутствие модернизации привело к тому, что на московский престол попал польский королевич. Нам в целом повезло, разборки в Западной Европе дали нам время и ресурсы, в результате, модернизацию смог провести Пётр I.

Как следствие, Россию ждал «золотой» век трёх императриц (Анны Иоанны, Елизаветы Петровны и Екатерины Великой) и существенное расширение границ державы на юг и на запад. Даже с многовековой проблемой в лице Польши справились. Но потенциал петровской модернизации закончился, а при капитализме, напомним, модернизация — это процесс непрерывный.

К концу XVIII века стало  понятно, что модернизацию пора повторять.

Этим пытались заниматься и Павел I, и Александр I, и Николай I, но до конца она так и не получилась (помещики отчаянно сопротивлялись, как и все высшие сословия в рамках сословно-феодального общества), а в результате мы получили серьёзное поражение в Крымской войне. После чего, частичную модернизацию провёл Александр II, но он уж слишком сильно перегнул палку в либеральную сторону, так что весьма, возможно, что его смерть от руки террориста, не была уж такой неожиданностью для некоторых представителей придворной семьй.

Далее, модернизацию начали проводить «молодые реформаторы» при Александре III, но они сделали очень серьёзную ошибку: пустили на территорию страны британский капитал (через Францию), при том, что Россия была на тот момент частью Германской технологической зоны. Это создало колоссальные внутренние конфликты и очень ограничило возможности внутреннего развития. Внешний капитал не был заинтересован в развитии российского производства, как следствие, нужна была ещё одна модернизационная реформа, по созданию внутреннего рынка тяжёлого машиностроения (тракторов).

Этот этап модернизации попытался на первом этапе провести Столыпин и его вариант полностью провалился, причём главными противниками снова выступали высшие сословия в сословном обществе и крупные землевладельцы. В результате мы вначале проиграли русско-японскую войну, а затем не самым удачным образом завершили I Мировую. Собственно, по её итогам, по замыслу элиты «Западного» проекта,  должны были погибнуть все континентальные империи (Германская, Австро-Венгерская, Османская и Российская), но старания Генерального штаба русской армии совместно с РСДРП(Б) привели к восстановлению России в виде СССР.

Главным достижением СССР стала отмена сословного общества и сталинская модернизация, которая решала ту же задачу, что и попытка Столыпина, только уже успешно. И даже Великая Отечественная война не оставила развитие страны в рамках этой модернизации. При этом главными противниками этой модернизации были «старые большевики» (которые после победы в Гражданской войне добились «красивой жизни») и новое бюрократическое сословие, которое отчаянно сопротивлялось попыткам Сталина вменить им ответственность за результаты работы. Только постоянная чистка государственного аппарата позволила, за счёт притока «новой», не «испорченной» крови добиться результата.

Результата который не заставил себя ждать — «золотой век» Брежнева. Да, он продлился не так долго, всего лет 20, ну так и время очень ускорилось. Но по его итогам нужна была модернизация новая, тем более, что Запад преодолел третий ПЭК-кризис 70-х годов за счёт политики «рейганомики» и начал очерёдную технологическую революцию (информационную). Но попытки Горбачёва («ускорение») оказались абсолютно неудачными и Россия вверглась в пучину нового «смутного» времени.

Нынешнее улучшение ситуации носит для России примерно такой же характер, как в середине XVII века: дело не в том, что у нас хорошо, дело в том, что у Запада, у которого начался четвёртый ПЭК-кризис, всё очень плохо. Так что необходимость очередной модернизации никто не отменял. Но есть проблема: у нас сложилась очерёдное прото-сословное общество (частично в результате усилий Гайдара и его команды по построению в России компрадорского капитализма с соответствующей социальной структурой общества, я про это недавно писал), которое отчаянно этой модернизации сопротивляется.

Частично это сопротивление связано с деятельностью либеральной элитной группировки, которая, вообще, отрицает право России на модернизацию и требует реализации планов по построению компрадорского государства (с последующим неизбежным его развалом и поглощением внешними силами); но во многом носит и чисто внутренний характер, когда абсолютные патриоты и антизападники, тем не менее отчаянно сопротивляются любым попыткам вменить чиновникам ответственность за результаты работы и за воровство по чисто шкурным причинам.

Так вот, возвращаясь к началу текста, отличие нынешней ситуации от времён Екатерины Великой в том, что тогда мы пользовались результатами уже прошедшей модернизации, а сегодня мы стоим на пороге модернизации новой. Точным аналогом века Екатерины было правление Брежнева, а мы сейчас находимся где-то в середине века XIX (после поражения в Крымской войне), начале ХХ (после поражения в русско-японской войне) или же, что более всего соответствует нашему статусу с учётом катастрофы 1991 года, в начале царствования династии Романовых, сразу после Смутного времени.

И нашей задачей, прежде всего, является модернизация как финансово-экономическая, так и социальная (с сословным обществом нужно заканчивать, с ним всё равно модернизации не проведёшь). И на её базе необходимо совершить повторную сборку русских земель и создания «широкого ореола» близких союзников и партнёров. Который будет нас прикрывать в качестве первого контура защиты, после того как Запад сумеет преодолеть свои проблемы.

Решить эту проблему можно без особого сверхнапряжения всего общества (но с серьёзным напряжением здоровой части элиты), поскольку противникам точно будет не до нас. Но сам по себе переход к модернизации будет сложён, поскольку новое бюрократическое сословие сделает всё, чтобы этого неприятного (и, во многом, для него фатального) процесса избежать. Скажем так, для Путина и его ближайшего окружения альтернативы нет: если он откажется от этой модернизации, его шансы избежать судьбы Фёдора Борисовича Годунова, Павла I или Александра II будут крайне незначительны. Так что будем следить за ситуацией.