Криминалисты рассказали, что можно узнать о человеке по его почерку

Криминалисты рассказали, что можно узнать о человеке по его почерку

У мошенников изощренный ум, тонкая интуиция и целый арсенал технических возможностей, которые еще вчера нам казались фантастическими.

Криминалисты рассказали, что можно узнать о человеке по его почерку

Сегодня есть, к примеру, устройство, которое может запросто подделать почерк любого из нас. Текст сканируется, машина считывает все тонкости написания, — наклон, размашистость и т. д.. Ну а дальше под диктовку этот гаджет может написать от вашего имени все, что угодно. Хоть заявление на кредит, хоть липовую расписку в получении денег, хоть предсмертную записку. Причем, отличить машинный почерк от оригинала  практически невозможно. Даже страшновато становится…

Но что могут противопоставить мошенникам криминалисты, эксперты по почерку? Кто сильнее машинный разум или человеческий? Что можно рассказать о преступнике по его рукописному тексту? Как и какие преступления раскрывают сегодня почерковеды? Об этом «РГ» рассказала заместитель начальника отдела криминалистических видов экспертиз Экспертно-криминалистического центра ГУ МВД России по Свердловской области Екатерина Седельникова.

Екатерина, вы можете отличить то, что написала машина и человек?

Екатерина Седельникова: Подделка действительно получается изобретательная, почти один в один, но все же техника пока не способна переиграть человека. Есть в написании фальшивки некая технологичность, машинный разум все-таки не может передать малейшие нюансы письма человека: может быть хотя бы чуть, но дрогнула рука, а машина это не уловила, прервался на доли секунды почерк, отвлекся человек, а машина дает этот фрагмент «как по писаному».

Помните, как у Окуджавы: «как мы дышим, так и пишем». Вот это самое неуловимое дыхание, малейшие изменения настроения человека машина пока передать не может. Поскольку не может проанализировать сотни, тысячи черт, тонкостей, присущих индивидуально каждому отдельно взятому человеку. Поэтому эксперт-криминалист улавливает подвох, и может отличить, кем написан текст человеком или самой изобретательной техникой.

Подделки человека отличить, наверное, еще проще?

Екатерина Седельникова: Вот один из последних примеров из нашей работы. Муж с женой развелись, он обязался выплачивать детям определенную сумму каждый месяц. Какое-то время платил, жена писала ему расписки. А потом перестал. Когда женщина подала в суд о выплате алиментов, он достал кипу расписок почти за год со словами: «Ну, вот же, ты своей же рукой написала…». На самом деле он просто перевел на стекле текст, который писала его жена, вместе с ее подписью и ей же и предъявил.

А как вы определяете, что это писал совсем не тот человек, за кого выдается текст?

Екатерина Седельникова: Это целая наука, изучающая признаки и написание отдельных букв, в сочетании их с другими, с учетом расстояния между ними, отдельными словами, наклона, степенью нажатия, размашистостью и т. д., с возможностью применения математических методов, основанных на целых массивах статистических данных о разных видах написания письменных знаков. Все эти факторы мы учитываем, когда анализируем текст, сравниваем базовое написание одним человеком частей текста, отдельных фраз, слов, его подписи.

Подпись, понятное дело, чаще всего фигурирует в подделках. Учитываем все малейшие детали, которые присущи лично этому человеку. Все эти данные позволяют сказать, он это написал или кто-то постарался выдать текст за него, подписался его именем. И даже если подпись, к примеру, написана наскоро, набегу, да еще и в сокращенном виде, всегда можно определить, владелец сам ее поставил или ее вывел какой-то мошенник.

Какие преступления можно раскрыть с помощью анализа почерка?

Екатерина Седельникова: Чаще всего это мошенничества, с банковскими кредитами, например, финансовые преступления и так далее.

Правда, что индивидуальные характеристики письма человека передаются даже если он писал левой ногой, в прямом смысле этого слова?

Екатерина Седельникова: Конечно, индивидуальные признаки, характерные округлости, или, напротив, заостренность букв, наклон, рефлекторные движения и так далее обязательно отразятся. Это индивидуальный почерк человека, своего рода ДНК. С годами он меняется, конечно, в нем могут проявляться признаки, указывающие на изменения человека, например болезнь и прочее, но основные черты все равно сохраняются.

В фильмах иногда показывают, как преступник пишет сообщение печатными буквами или левой рукой, чтоб исказить почерк настолько, чтобы он был неузнаваем. В вашей практике такое было и можно ли определить, кто это написал?

Екатерина Седельникова: Если есть образец почерка подозреваемого, конечно, можно. Если писал левой рукой, то появляются признаки характерные именно для этого такого способа изменения почерка — один из наиболее броских — наклон. Это все азы науки о почерке. И как бы человек ни пытался исказить свое же собственное написание, даже если он пишет печатными буквами, все равно в итоге в нем отражается его индивидуальные черты.

Говорят, что даже болезнь передается в почерке. Это так?

Екатерина Седельникова: Диагноз, конечно, мы не ставим, но некоторые признаки, действительно могут проявляться. Например, при болезни Паркинсона, в почерке может отразиться дрожание рук. Есть некоторые отличительные признаки при некоторых психических отклонениях. Человек, например, пишет анонимку или какое-то важное, на его взгляд, послание в различные конторы, при этом разные части текста выделены чернилами разного цвета.

Еще раз повторюсь, это не диагноз, конечно, а всего лишь отдельная отличительная черта при некоторых заболеваниях. И на самом деле все очень индивидуально.

А можно сказать о состоянии человека, при котором был написан тот или иной текст?

Екатерина Седельникова: Да, есть признаки, что это писал пьяный, к примеру, человек. Можно определить, при движении в транспорте или в сумерках написано послание, мужчина это или женщина, пожилой или молодой, в состоянии возбуждения или абсолютно спокойным был человек. У криминалистов есть для этого определенные методики. При этом точного, утвержденного метода для определения в наркотическом состоянии был тот, кто писал текст или нет, пока не выработано. Это связано с тем, что самих видов наркотиков сотни, при этом почти каждый день появляются все новые и новые их виды.

Раскройте секрет хотя бы одного из признаков, скажем, в чем отличие почерка мужчины и женщины?

Екатерина Седельникова: Это не тайна, но ни какой-то один, ни даже десять отдельных признаков назвать невозможно, — их очень много и все они значимы только в сочетании друг с другом, в соотношении тех или иных черт почерка. Для чего и проводится целая криминалистическая экспертиза.

Можно определить по предсмертной записке сам человек ее писал или его заставили это сделать?

Екатерина Седельникова: У нас в практике были случаи, когда стояла такая задача. Да, можно. Когда человек пишет текст под чьим-то давлением, это передается и на письме. И опять же для экспертов тут важна совокупность признаков: при письме определенным образом передается волнение, страх, сильное эмоциональное возбуждение или, напротив, подавленность. Благодаря этим признакам мы можем определить, по доброй воле человек написал последние слова в своей жизни или его заставили.

Важно ведь еще и то, что мы, криминалисты, применяем почерковедение, наряду с другими видами криминалистических экспертиз, — анализом ДНК, исследованием оружия, портретных характеристик, следами и т. д. И все они в совокупности позволяют раскрывать сложнейшие преступления.

Интересно, а с каким чувством вы смотрите фильмы о полиции? Сколько в них правды?

Екатерина Седельникова: А это смотря в каких, есть ведь и неплохие картины. Но в целом, конечно, часто желаемое выдается за действительное. Особенно в части технических возможностей. Когда, например, по какому-нибудь фрагменту останков чудесным образом раскрывается все преступление, и уже через час задерживают преступника. Конечно, техника сегодня и вправду способна творить чудеса, особенно в части исследований ДНК, в этом направлении произошла настоящая революция, но все-таки роль человека и сегодня остается определяющей. От опыта, интуиции, тонкого знания психологии человека в нашей профессии — никуда, какие бы умные гаджеты нас ни окружали.